Санитарная авиация спасает жизни пациентов районов области | «Вологодская областная клиническая больница»
ru
НЕЗАВИСИМАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА УСЛОВИЙ ОКАЗАНИЯ УСЛУГ МЕДИЦИНСКИМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ
Оценить
Call-центр: +7 (8172) 55-66-66
Дежурный администратор (после 18:00): +7 (8172) 71-74-67
vol_obl_bol1@mail.ru
Версия для
слабовидящих
г. Вологда, ул. Лечебная, 17 Пн-Пт: 8:00-17:00
Регистратура: +7 (8172) 53-12-80

Санитарная авиация спасает жизни пациентов районов области

Просыпаюсь утром от звука дождя и первым делом звоню уточнить: погода-то сегодня летная, мы полетим? Получаю ответ: да, все в норме. Будни санитарной авиации напрямую связаны с небом — накануне был отменен рейс в Кичменгский Городок из-за грозы. Ежегодно специалисты областной службы санавиации выполняют более 350 вылетов в районы для транспортировки экстренных пациентов. «Красный Север» впервые стал участником экспедиции по спасению тяжело больного пациента из отдаленного района нашей области.

Команда в сборе

Проходим в вологодском аэропорту паспортный контроль. Нас провожают на аэродром к вертолету санавиации, его перед полетом проверяют техники. Встречаем командира судна — Артура Шмидта, который сегодня назначен на рейс. Знакомимся: интересно все же, когда еще пообщаешься с настоящим летчиком?

Артур окончил военное авиа­училище в Сызрани, летает на МИ-8 и МИ-24, а с 2001 года работает на Вологодском авиапредприятии, сейчас — командир всего авиационного состава. Под его началом 76 сотрудников, 16 вертолетов, пять самолетов ЯК-40 и три АН-2.

— Чтобы поддерживать квалификацию, мы каждые полгода отрабатываем различные техники на тренажерах, проходим курсы повышения квалификации ежегодно, проводим совместные учения с иностранными летными командами, — рассказывает Артур.

На поле появляется реанимационная машина, доставляющая доктора, который сегодня будет сопровождать пациента, — врача анестезиолога-реаниматолога Геннадия Лунева. Доктор немногословен, листает сопроводительные документы по пациенту, рассказывает, что мы будем забирать из Белозерска пожилого мужчину со сложным поражением сердца. Его будут экстренно оперировать в областном сосудистом центре.

Спешим к пациенту

Вертолет готов к взлету — от гула лопастей спасают специальные наушники. Машина вибрирует и начинает рулежку: а я и не знала, что вертолеты тоже подруливают. Ощущения в полете захватывающие: лес, земля близко, не так как на самолете, но зато болтанка довольно заметная: вертолет все время как бы идет юзом из-за сильного ветра.

В 9.49 мы в воздухе. В 10.30 уже приземляемся в Белозерске. На летное поле тут же подъезжает реанимационная машина, из которой под руки выводят очень бледного мужчину. Пять минут — и он уже в вертолете, доктор укладывает его на кушетку и подключает кислородную маску. Мы без промедления поднимаемся снова в воздух.

В полете пациент просит посидеть у иллюминатора. Врач проверяет пульс, сатурацию и только после этого разрешает. Говорит, перелет обычно отвлекает больных, они хоть ненамного забывают о своем состоянии.

В 11.20 мы уже в Вологде, к вертолету подают реанимобиль. Вся система работает четко и слаженно!

Когда стихает гул лопастей, удается пообщаться и с самим пациентом. Валерий из Череповца, но несколько дней назад ему стало плохо прямо на даче. Оттуда его забрали в Белозерскую ЦРБ, где стабилизировали состояние и вызвали санитарный борт.

— На вертолете я летел впервые, сказали об этом только вчера, — делится он. — Но сейчас меня больше волнует, что со мной будет дальше. Очень плохо себя чувствую. Надеюсь на докторов.

Дежурство продолжается

Доктор Лунев остается на поле: у него сегодня запланировано еще два вылета.

— Из Великого Устюга повезем женщину со сложным случаем диабета, а потом из Кичменгского Городка беременную в перинатальный центр, — рассказывает он.

За месяц у сотрудников санавиации бывает по 20 — 25 вылетов.

— Однажды я провел 17 часов в полетах. Бывает, забираем сразу по несколько больных, к примеру, на востоке области, облетая Великий Устюг, Тарногу, Никольск за один раз. Иногда приходится летать в разные концы области. Отвозим больных в федеральные клиники, чаще в Петербург. Пилоты меняются, у них есть ограничения по количеству часов в воздухе. А мы — на дежурстве, пока все не закончим, — рассказывает Сергей Дьяков, врач анестезиолог-реаниматолог, руководитель вологодской службы санавиации.

В санавиационной бригаде пять специалистов, и каждый — на вес золота. На вылете врач работает без команды, самостоятельно принимая решения по ситуации. Иногда берет с собой медсестру в помощь, если понимает, что та может понадобиться.

— Пилоты тоже нам помогают: несут носилки, если больной довольно тяжелый, а мне самой трудно справиться. Мы никогда перед полетом не прощаемся: ни «пока», ни «ни пуха, не пера», просто уходим на дежурство, — рассказывает Людмила Коровина, старшая медсестра службы санавиации.

В самолете предусмотрено все для экстренной реанимации, если ситуация вдруг осложнится. В медицинском модуле есть аппарат ИВЛ, системы мониторинга, дефибриллятор, сеть на 220 вольт для подключения нужного оборудования. Но реанимация прямо в полете — редчайший случай, так как это брак в работе, считает Дьяков. Значит, не все предусмотрели. А это недопустимо.

— Практически все вылеты плановые, назовем их экстренно-отложенными. Потому что сначала состояние пациента должны стабилизировать в местной больнице, чтобы подготовить его к перелету, так как это тоже нагрузка для организма. Это только в фильмах вертолет взлетает в считаные минуты. На самом деле, для подготовки к полету требуется время: машину проверяют техники, разогревают. Так что это нельзя сравнить со скорой помощью: у нее своя задача — как можно быстрее довезти пациента до ближайшей больницы, — рассказывает Сергей Дьяков.

Главное – логистика

Только с начала года санавиация области осуществила более 180 вылетов. В региональные клиники транспортировано 115 пациентов, из них 15 детей, из которых четверо — малыши до года.

Среди наиболее распространенных показаний для эвакуации — необходимость оказания высокотехнологичной и специализированной медицинской помощи в результате сердечно-сосудистых катастроф, сложных травм, а также при жизнеугрожающих состояниях беременных женщин, детей. Благодаря своевременно оказанной медицинской помощи сохранена жизнь всех пациентов.

— В санавиации главное — грамотно выстроенная логистика. Пациент нужно подготовить к перелету. Наши специалисты обязаны выяснить, где его готовы принять, и там уже должно быть все готово к началу оказания помощи. Сложные операции проводятся в команде врачей, врач не работает один, это уже не чеховские времена, когда уездный доктор делал все и был единственным на всю округу, — говорит Сергей Владимирович.

Он вспоминает курьезный случай из 90-х, когда борт санавиации вызвали в одну ЦРБ: помогите, у нас роженица умирает — давление 40! На вылет тогда отправился Сергей Милосердов, известный вологодский гинеколог. Бригада прилетела, спрашивают: где роженица? А она кашу пошла есть, отвечают. Как?! Давление 40 — и она сама пошла есть кашу? Врач измеряет давление: 120 на 80, все в порядке. Берет местный тонометр и видит, что ободок прибора с цифрами попросту сбился и показывает неправильные значения.

— Сейчас таких случаев нет, это уже из разряда баек. Все тщательно проверяется и готовится. Ведь это не шутка — только один вылет стоит порядка 200 — 250 тысяч рублей! И это деньги из федерального бюджета, все расходы потом проходят жесткий контроль. Так что забавными историями я вас не побалую: здесь все серьезно, — улыбается Сергей Дьяков.

Когда верстался номер, мы узнали, что пациенту установили кардиостимулятор и на данный момент он чувствует себя хорошо.


Летчики вологодского авиапредприятия активно обслуживают нужды ОАО «Апатит» в Мурманской области, газовиков на трассе от Приводино под Великим Устюгом до Ярославля, лесопожароохраны, поисковиков, спасателей. Однажды им довелось даже спасать застрявших во льдах японцев в Баренцевом море: они проводили морские исследования и их плот затесали льдины.

Источник: http://krassever.ru/article/sanitarnaya-aviatsiya-spasayet-zhizni-patsiyentov-iz-otdalennykh-rayonov

2381